Как избавиться от депрессии - продолжение

Однако однажды я услышал в каком-то видео о «методе парадоксальной интенции» Виктора Франкла. Он состоит в том, что ты как-бы говоришь себе: «Сейчас я покажу как я могу ...». Пример, который приводят, относится неуёмной дрожи на публике. Вместо того чтобы как обычно пытаться сдержать свою дрожь, человек говорил про себя: «Сейчас я покажу как я умею дрожать..» – и дрожь пропадала. Я применил его на питании, поскольку постоянно переедал и не мог вовремя останавливаться.

Я сказал себе: «сейчас я покажу как много я могу съесть». И - внезапно перестал объедаться. Более того, этот метод сработал и на второй день, и - на третий... И хотя он перестал работать дней через 10, я успел заметить как стал расслабляться «сам собой». Мне больше ничего не приходилось специально для этого делать.

Оказалось, всё моё напряжение происходило из того что я неумеренно питался. Хотя я действительно стал есть меньше после того как я узнал что не нужно быть напряжённым, я не перестал переедать совсем. Я не придавал этому критического значения, поскольку не толстел, и продолжал неумеренно питаться, думая что привычка переедать постепенно пройдёт сама собой, но этого не произошло.

Как мне объяснил врач, плохое самочувствие после еды возникает оттого что вся кровь уходит к желудку. Так происходит у всех: кто-то начинает хуже соображать, кого-то тянет в сон после плотного обеда... Похоже расслабиться мозг не мог просто потому что ему не хватало кровоснабжения.

Далее я поделюсь с вами ощущениями, которые я испытывал, когда был в напряжении, и попытаюсь их интерпретировать.

Я всегда замечал что когда я расслабляюсь – у меня возникает такое чувство что от мозга «отлегает» – точно так же как от заложенного носа. Заложенность носа это отёк. Отёки возникают вследствие застоя жидкости. Когда в носу развивается воспаление, организм «нагоняет» туда очень много крови. Далее кровь частично переходит в межклеточную жидкость, а та эвакуируется оттуда по лимфатическим сосудам. Однако она не успевает, в результате чего и образуется отёк.

Мой мозг всегда находился в состоянии напряжения, и это могло вызывать интенсивный приток крови к нему. На первый взгляд это не согласуется с положением о том что кровь уходит к желудку, однако следует учесть что кровоток в мозге организован избирательно. Кровь интенсивно притекает к тем областям, которые в данный момент активно работают.

Таким образом вполне могло быть, что хотя кровь и уходила к желудку, напряжение мозга вызывало изберательный интенсивный приток крови к нему. Далее по вышуказанному механизму мог происходить застой жидкости и возникать некоторый внутренний отёк. Лимфа в принципе ограничена по скорости оттока. Дополнительно, мои лимфатические сосуды могли быть пережаты постоянно напряжёнными мышцами шеи, или сдавлены собственно отёком.

Отёк как-раз и стал причиной повреждения моего мозга Фторхинолоном. Из-за застоя жидкости антибиотик накопился там, во много раз превысив допустимую концентрацию, и оказал повреждающее действие. Дозировка этого антибиотика подобрана таким образом, чтобы ещё не вредить, но уже убивать бактерии, но она оказалась превышена. В инструкции упомянуто что он способен вредить людям, у которых нарушена функция почек (т. е. замедлено выведение жидкости из организма).

На всякий случай, выписка из МРТ головного мозга, сделанного мне в 15 лет: «Субарахноидальные пространства не расширены. Выявляются множественные расширенные периваскулярные пространства Вирхова-Робина» и в “заключении” – «МР-признаки лабильности сосудистого тонуса».

В медицине существует предположительное объяснение того каким образом Фторхинолоны повреждает нервы. Их молекулы прицепляются к тормозным рецепторам клеток, но не активируют их, а мешают нормальным медиаторам активировать их. Можно предположить что нервные клетки просто «расстреливают» друг друга сигналами. В результате мои нервы, лишённые функции торможения, просто «выгорели».

Антибиотики фторхинолоны – палка о двух концах. С одной стороны, случается что они спасают жизни. У меня есть друг, который болел менингитом - воспалением оболочек мозга. Ситуация была настолько тяжёлой, что ему предлагали нейрохирургическую операцию. Он отказался. Тогда его пролечили таким же антибиотиком, как и меня (офлоксацином), причём внутривенно. Во время лечения у него, как он сам выражается, «болело всё». Но менингит прошёл, и с тех пор он здоров.

С другой – они на всю жизнь калечат людей. Повреждения, нанесённые фторхинолонами, часто не проходят. Нередки случаи когда у людей на «на ровном месте» рвались сухожилия. Сообщений о серьёзных побочных эффектах для психики вообще “не счесть”. Причём происходит это нередко с людми, у которых в прошлом не регистрировалось никаких отклонений.

Но видимо ещё набито недостаточно шишек. Врачи вообще не в курсе об опасности этих антибиотиков. Тем более мы не вкурсе что существуют побочные эффекты, которые не проходят.

ПредыдущееО защите от обмана
Сообщить

drrats@yandex.ru