Как избавиться от депрессии страданий - продолжение

Я всегода думал что возвращаюсь к напряжению из-за привычки поддерживать себя в напряжении, оставшейся у меня с детства. Но однажды я узнал о «методе парадоксальной интенции». Он заключается в том, что ты как-бы говоришь себе: «Сейчас я покажу как я могу ...». Я применил его на питании, поскольку всегда переедал и не мог вовремя остановиться.

Я сказал себе «Сейчас я покажу как много я могу съесть за сегодня». Я принялся показывать себе это, и — вовремя остановиля. Более того, метод сработал вновь и вновь.

После этого я избавился от привычки переедать. В общем-то я избавился от необходимости объедаться ещё когда узнал что не нужно быть напряжённым, но привычное поведение осталось, и я до сих пор сильно переедал, у меня никак не получалось избавиться от этого поведения.

Теперь, после того как я перестал объедаться, я заметил что расслабляюсь сам собой. Ах если бы я узнал об этом раньше... Я бы выздоровел, мой ум бы просветлился. А теперь - я только наблюдаю расслабление за собой, и не вижу никаких улучшений.

Как мне объяснили, плохое самочувствие после еды возникает оттого что кровь уходит к желудку для того чтобы помочь ему справиться с тем объёмом пищи, который в него «навалили». Я наблюдаю что степень ухудшения самочувствия зависит от количества съеденной еды. Плохого самочувствия не возникает если вы съели не много.

Это объясняет то что мозг мог функционировать как-то неправильно из-за неполноценного кровотока в нём. Однако есть ещё интересные наблюдения и соображения на этот счёт.

Я лавно заметил что когда я расслабляюсь, я чувствую как от мозга «отлегает» — точно так же как от заложенного носа. Нос закладывает по следущему принципу. Когда в носу развивается воспаление, организм «нагоняет» туда очень много крови. Далее кровь частично переходит в межклеточную жидкость, а та - в лимфу. Лимфа-то и застаивается там, вызывая набухание.

Застой лимфы вмоём мозге мог быть связан с несоответствием скорости притока крови туда и оттка лимфы. Лимфа могла быть ограничена по скорости оттока, а кровь могла притекать слишком быстро. Например, лимфатические сосуды могли быть пережаты постоянно напряжёнными мышцами шеи. Известно что лимфа течёт за счёт мышечных сокращений. Застывшие в напряжённом состоянии мышцы не были способны адекватно толкать её.

Мозг всегда находился в состоянии напряжения, и это могло вызывать интенсивный приток крови к нему. На первый взгляд это не согласуется с положением о том что кровь уходит к желудку, однако следует учесть что кровоток в мозге организован избирательно. Кровь интенсивно притекает к тем областям, которые в данный момент активно работают. Таким образом вполне могло быть, что хотя кровь и уходила к желудку, напряжение мозга вызывало интенсивный прилив крови к каким-то его участкам.

Отёк как-раз и мог стать причиной повреждения моего мозга Фторхинолоном. Читая об этом антибиотике, я встретил момент что при тестировании на животных «обезъяны принимали сидячее положение» при превышении дозировки сверх допустимой. Я помню что сразу после приёма мне необычайно нравилось сидеть. То есть из-за плохого оттока жидкости антибиотик превысил концентрацию в моём мозге.

Существует предположительное объяснение того каким образом Фторхинолоны повреждает нервы. Во-первых они свободно проникают в мозг. Далее – их молекулы прицепляются к рецепторам торможения, но не активируют их, а мешают нормальным медиаторам садиться на них. Таким образом торможения не происходит. Можно предположить что нервы перевозбуждаются и совсем выходят из строя.

В результате этого, после действия антибиотика я уже не ощущал прилива сил после расслабления. Нервы, ослабленные депрессией, просто «выгорели».

Антибиотики фторхинолоны - палка о двух концах. С одной стороны они спасают жизни. У меня есть друг, который болел менингитом - воспалением оболочек мозга. Ситуация была настолько тяжёлой, что ему предлагали нейрохирургическую операцию. Он отказался. Тогда его пролечили таким же антибиотиком, как и меня (офлоксацином), причём внутривенно. Во время лечения у него, как он сам выражается, «болело всё». Но менингит прошёл, и с тех пор он в порядке.

С другой – они калечат людей. Известны случаи когда у людей «на ровном месте» рвались сухожилия. Повреждения, нанесённые фторхинолонами, практически не заживают.

С учётом того что человек рискует здоровьем – я бы вообще запретил этот антибиотик. Это – нездоровое лекарство. Так не должно быть.

Но видимо ещё набито недостаточно шишек. Врачи вообще не в курсе об опасности этих антибиотиков.

О защите от обманаПредыдущее
Сообщить