Как избавиться от депрессии и страданий - продолжение

Узнав, что не надо быть напряжённым, я тут же избавился от страданий. Но кроме этого, постепенно, произошли другие неожиданные изменения в моём здоровье:

- Я избавился от запоров.

- У меня прошли колики.
Ещё со школы я страдал от сильных колик в животе.

- У меня прошёл бруксизм.
Бруксизм — ночное сдавливание челюстей. Оно привело к тому, что мои зубы стесались.

- Я стал реже болеть.
Я не заболевал даже тогда, когда вся моя семья болела.

- Я стал меньше переедать.
Люди переедают от напряжения.

Кроме того я стал восстанавливаться в плане ума. Стоило мне расслабиться — как мой разум мгновенно прояснлся. Однако я постоянно возвращался к напряжению, это происходило из-за могучей привычки напрягаться, формировавшейся у меня годами. И как только я возвращался к напряжению – он «тускнел» опять.

В отчаянных попытках избавиться от привычки напрягаться, я заметил что мой разум всё равно не проясняется. Дело в том что я всё делал напрягаясь, просто не умел иначе, напрягался даже пытаясь расслабиться.

Пару раз я приходил в отчаяние, решив что мне уже никогда не удастся восстановить разум. Это было важнее всего для меня, ведь интеллект пострадал от депрессии сильнее всего, и я не мог выполнять никакую умственную работу.

Через пару лет попыток достичь расслабления, я однажды заметил, что моё улучшение наступает после сильного ухудшения. У меня «отлегает» после того как у меня больше нет сил напрягаться, и я «сдаюсь».

Уловив этот способ, я перестал постоянно пытаться расслабиться, и просто стал ждать. Периодически возникали моменты предельного напряжения, происходила «разрядка», расслабление, и мой ум после этого становился более ясным.

В какой-то момент я заметил что моё улучшение опять застопорилось. Одной из причин этого оказалось то что я занимался физкультурой по 30 минут в день. От этих занятий я стал настолько вынослив, что просто не достигал пика напряжения. Кроме того, во мне постоянно присутствовало некоторое психическое напряжение из-за ожидания того что завтра мне придётся напрягаться опять. Я бросил эти занятия, и улучшение возобновилось.

Мой интеллект постепенно прояснялся, хотя это и происходило довольно медленно. Я обнаружил, что во мне появляются даже такие вещи, которых я не ожидал. Я стал уважительнее, последовательнее общаться. Перестал кричать на младшего брата. Перестал быть нетерпеливым. Стал менее внушаем. Стал получать удовольствие от процесса – не только от результата. Стал уметь давать отпор на грубость в магазинах.

У меня нормализовался сон. Я стал легко засыпать в нужное время и легко просыпаться.

Этот подход работает, но он оказался дольше, чем я ожидал. Я планировал восстановиться за год. За год я стал существенно лучше, но до полного восстановления было ещё очень далеко.

Я надеялся, что восстановление идёт с нарастающей скоростью. Это вполне может быть так: ведь кто знает как формируются привычки? Может, они растут как снежный ком.


Однако однажды мне выписали антибиотик Таваник (вещество Левофлоксацин, группа Фторхинолоны). Когда я пил его, я не чувствовал ничего плохого. Но когда я закончил его пить, я заметил, что мне теперь хочется лежать, а не делать.

Прошло две недели, а ничего не изменилось. Я расслаблялся как и прежде, но силы не восстанавливались.

Я не страдал, но сил не было. Ум тоже не восстанавливался. Я понял, что это от лекарства.

Этот антибиотик за неделю высосал из меня всю жизненную энергию. Мне стало тяжело вести домашнее хозяйство. Я стал всерьёз беспокоиться за своё будущее. Ведь если я даже с трудом виду домашнее хозяйство — что уж говорить о работе? Мне перестала нравиться моя работа. Мне перестала нравиться даже простая работа. Мне стало тяжело выполнять даже простые действия. Я потерял «хватку». Я утратил многие навыки, которые имел до антибиотика.

Я испугался что это – навсегда. Забегая вперёд скажу что впоследствии так и оказалось.

Итак, механизм был сломан. Я больше не восстанавливался. Мои нервы просто «выгорели» под действием антибиотика. Если до Таваника я был как бы слишком сильно сжатой пружиной, ослабляя которую я преобретал огромный потенциал, после него - пружина просто оказалась «разорвана».

Проблема с фторхинолонами – в том, что их побочные эффекты не проходят. Прошло уже много лет а мои силы и ум так и не восстановились. Кроме того я вспомнил, что когда-то раньше прокапал себе капли Сигницеф (они тоже содержат фторхинолон). В то время как я капал их — у меня заложило нос. Я думал - отложит, но - прошло несколько лет - а нос так и не отложило. Отоларинголог, которая смотрела меня по этой теме, с удивлением увидела под увеличением множество микроскопических рубцов.

Антидепрессант Велаксин, который мне давали раньше, теперь не только не помогал, но испортил всё ещё больше. Если после приёма Таваника я ещё был способен читать, то после, Велаксина уже не мог делать этого (хотя раньше он помогал мне). Когда я его пил мне было тошно, противно, невыносимо. Когда я наконец сообразил что это может быть от лекарства, я бросил его - и меня тут же «отпустило».

ПродолжениеПредыдущее
Сообщить