Как я избавился от депрессии и страданий

(продолжение)

Мне всегда было непонятно почему так – «Не нужно быть напряжённым, нужно быть расслабленным»... Это противоречит здравому смыслу, но это – работает...

«Природа дала нам напряжение, значит зачем-то оно нужно...» Ответ на этот парадокс заключается в том что в природе напряжение нужно, но оно не должно длиться вечно. Длительное напряжение вредит, оно угнетает и истощает.

Противоречие разрешилось когда я переформулировал своё правило в «Не следует быть напряжённым, cледует быть расслабленным». Эта формулировка работает и не создаёт логических противоречий. Ещё нескольк позже я добавил: «Не следует быть очень напряжённым, cледует быть расслабленным».

Лишь недавно я понял что следует успокоиться и отдыхать. Это кажется очевидным обычному человеку, но такие как я всё время держат свои силы на пределе. Я использую каждый момент чтобы совершить максимальное количество действий, или максимально эффективное действие для выживания. Даже когда я расслаблялся и у меня появлялись возможности сделать что-то полезное – я бросал все силы на это, откладывая отдых на потом.

Возможно, это следствие постоянной тревоги, которая осталась несмотря на то что я узнал что нужно быть расслабленным. Я бы даже назвал её «смятением». Так или иначе, она мешала мне отдыхать. И лишь недавно я понял что нужно отдыхать. Нельзя использовать все возможности, и нужно действовать спокойно и неторопливо, получая удовольствие от жизни.


Вообще, очень понятно почему я не соображал: люди тупят когда нервничают.

Когда возникает тревога - нервные клетки в мозге теряют возможность «спокойно сесть и подумать». Они не разбираются в такой интенсивной сигнализации и перестают правильно работать. Включается система торможения, которая выключает их чтобы они не мешали и не перегорели.

Учёными установлено, что способность подавлять нервные сигналы у мозга - функция такая же активная, как и - возбуждать их. Т. е. очаги возбуждения не всегда затухают сами собой.

Собственно эта функция и была у меня была где-то в зачатке недоразвита. Из-за всеобщего возбуждения мозг был вынужден тормозить всё подряд.

Чем больше частей сети отключалось - тем труднее становилось выполнять свои функции. Мозг постоянно получал негативную обратную связь.

Осознание того что не обязательно быть напряжённым привело к прекращению поддержания очага возбуждения, и освободились «новые» ресурсы для работы. Чем больше ресурсов освобождалось - тем умнее я становился.

Но когда я пил этот антибиотик - он помешал защитной функции торможения в мой нервной системе. Существует объяснение того как он это делает. Его молекулы цепляются к рецепторам торможения, но не активируют их, а мешают нормальным медиаторам садиться на них. Таким образом торможения не происходит. Можно предположить что нервы просто «расстреливают» друг друга сигналами, при этом ослабленные нервы могут совсем выйти из строя.

В результате, после действия этого антибиотика я уже не ощущал прилива сил после расслабления. Проще говоря, нервы, подавленные депрессией, просто «выгорели».

Возможно и другое объяснение. Левофлоксацин превысил нормальную концентрацию в моём мозге, в результате чего оказал отравляющее действие. Обычно дозировка лекарств подобрана таким образом, чтобы они не вредили. Но он мог привысить обычную концентрацию из-за прилива крови к мозгу. Дело в том что когда я расслабляюсь, я чувствую как от мозга «отлегает» - точно так же как от заложенного носа. Вероятно, состояние нервного напряжения сопровождается сильным приливом, а далее - она быстрее циркулирует в нём. Более интенсивный прогон крови эквивалентен превышенной дозе.

Если обобщить - этот антибиотик наложил дополнительную нагрузку на мозг, и мозг, и так ослабленный болезнью, оказался перегружен и был "сорван".

Мне долго не удавалось понять почему я родился таким больным при более-менее здоровых родителях. У моего папы присутствует расстройство как меня, только менее выраженное, мама же - вполне здорова. Казалось бы - всё должно быть лучше...

Дело в том что мой дедушка тоже страдал от какого-то психического расстройства, хоть и в совсем зрелом возрасте. Известно, что некоторые болезни проявляются через поколение. Кроме того, выбор от кого какой ген наследовать осуществляется случайно. При этом нервная система кодируется очень большим количеством генов, каждый из которых вносит маленький вклад в общее дело.

Антибиотики фторхинолоны - палка о двух концах. С одной стороны они спасают людей. У меня есть друг, который болел менингитом - воспалением оболочек мозга. Ситуация была настолько тяжёлой, что ему предлагали нейрохирургическую операцию. Собирались достать и раскрыть его мозг. Он отказался. Тогда его пролечили таким же антибиотиком, как и меня (офлоксацином), причём внутривенно. Во время лечения у него, как он сам выражается, «болело всё». Но менингит прошёл, и с тех пор он в порядке.

С другой – они калечат. Известны случаи когда у людей «на ровном месте» рвались сухожилия. Повреждения, нанесённые фторхинолонами, почти не заживают. Люди в прямом смысле пишут: «Фторхинолоны разрушили мою жизнь».

С учётом того что человек рискует своим здоровьем – я бы вообще запретил этот антибиотик. Это – нездоровое лекарство. Так не должно быть.

Но врачи очень ценят их: новые лекарства появляются слишком редко. Поэтому необходимо ужесточить контроль над применением этих антибиотиков. Перенести их в разряд «последней меры» – когда человек умирает и всё что можно уже перепробовано.

Как мы видим в примере выше, антибиотик помог в лечении очень тяжёлого случая. Поэтому выбор принимать ли антибиотик должен быть из того, способен ли ваш организм справиться самостоятельно. Приём антибиотиков уничтожает микрофлору кишечника, а там вырабатываются почти все нейромедиаторы, в т. ч. ГАМК (см. интервью).

О защите от обманаПредыдущее
Сообщить