Продолжение

С самого детства я был чудовищно напряжён. Я родился таким, и думал что так и нужно. Я не верил что нужно быть расслабленным.

Помимо психического, у меня было сильное мышечное напряжение. Я был неуклюж. У меня была плохая растяжка, я сильно сутулился.

Узнав, что не нужно быть напряжённым, я тут же избавился от страданий. Но ещё я с удивлением обнаружил, что я стал восстанавливаться в плане ума (!)

Постепенно произошли и другие неожиданные изменения в моём здоровье:

  • Я избавился от запоров.

  • У меня прошли колики.
    Ещё в школе я страдал от сильных колик в животе.

  • У меня прошёл бруксизм.
    Бруксизм — ночное сдавливание челюстей. Оно привело к тому, что мои зубы стесались.

  • Я стал реже болеть.
    Я не заболевал даже тогда, когда вся моя семья болела.

  • Я стал меньше переедать.
    Люди переедают от напряжения.

    Что интересно: пропал мой интерес к компьютерным играм.

    «Хорошо поесть — тоже надо уметь»

    Узнав, что не нужно быть напряжённым, я тут же избавился от страданий. Но оказалось, чтобы восстановился ум, этого недостаточно. Ещё нужно избавиться от привычки напрягаться.

    Дело в том, что мой ум прояснялся стоило мне расслабиться, но как только я «входил в напряжение» — тускнел опять.

    Дела что-то, я постоянно возвращался к напряжению, это происходило из-за могучей привычки напрягаться, формировавшейся у меня мне годами.

    Пытаясь выработать привычку быть расслабленным, я заметил что моё состояние всё равно не улучшается. Дело в том, что я всё делал через напряжение, просто не умел иначе, даже пытался расслабиться через напряжение.

    Года через два попыток, я однажды заметил, что моё улучшение наступает после сильного ухудшения. У меня «отлегает» после того как у меня больше нет сил напрягаться, и я «сдаюсь».

    Уловив этот способ, я просто стал ждать. Мой ум постепенно прояснялся. Я обнаружил, что во мне появляются даже такие вещи, которых я не ожидал. Например, я стал уважительнее, последовательнее общаться. Перестал кричать на младшего брата. Перестал быть нетерпеливым. Стал менее внушаем. Стал получать удовольствие от процесса, не только от результата. Стал уметь давать отпор на грубость в магазинах.

    У меня нормализовался сон. Я стал легко засыпать в нужное время и легко просыпаться.

    Как ещё оказалось, я поддерживал себя в постоянном психическом напряжении потому что следовал правилам, таким как: «будь настойчив». Это были мои жизненные правила, я постоянно держал их в голове. Чтобы применять эти правила приходилось находиться в постоянном напряжении, что и мешало мне расслабиться.

    Как ещё, оказалось, меня поддерживала в постоянном психическом напряжении каждодневная физкультура, которой я занимался по 30 минут в день. Напряжение возникало из-за ощущения что завтра мне опять придётся напрягаться.

    Этот способ работает, но он оказался дольше, чем я думал. Я планировал восстановиться за год. За год я стал лучше, но до полного восстановления было ещё далеко. Я надеялся, что восстановление идёт геометрической скоростью. Это вполне может быть так: ведь кто знает как формируются привычки? Может, они растут как снежный ком.


    «Лекарство от здоровья»

    Когда я узнал что не надо быть напряжённым, я решил, что избавился от депрессии.

    Однако, как бы ни так. Однажды мне пришлось пропить антибиотик Таваник (Левофлоксацин, группа Фторхинолоны). Когда я пил его, я не чувствовал ничего плохого. Но когда я закончил его пить, я заметил, что мне теперь хочется лежать, а не делать. Прошло две недели, а ничего не изменилось. Я расслаблялся, как и прежде, но силы не появлялись.

    Я не страдал, но сил не было. Ум тоже не восстанавливался. Я понял, что это от лекарства.

    Позже я узнал что антибиотик Левофлоксацин вызывает разнообразные психическаие расстройства. Среди них — депрессия. Никогда не думал что антибиотик может влиять на голову.

    Итак, механизм был сломан. Я больше не восстанавливался. В плане ума я остался на том уровне, которого достиг.

    Кроме того, у меня пропали силы. Мне стало даже тяжеловато вести домашнее хозяйство. Я стал всерьёз беспокоиться за своё будущее. Ведь если я даже с трудом виду домашнее хозяйство — что уж говорить о работе? Мне перестала нравиться моя работа. Мне перестала нравиться даже простая работа. Как же я буду жить дальше? Мне стало тяжело выполнять даже простые действия. Я потерял «хватку». Утратил многие навыки, которые имел до антибиотика.

    Я испугался что это — навсегда.

    Задолго до этого однажды я прокапал глазные капли Сигницеф и Офтальмоферон. У меня щипало глаза, заложило нос. Я думал, это пройдёт я перестану их капать. Но когда я перестал — глаза перестало щипать где-то через пол года, а нос до сих пор так и не отложило.

    Я предупреждаю вас: фторхинолоны опасное лекарство. Вообще, медицина - обоюдоострое оружие. Большинство лекарств переносится без проблем, есть и невосстановимые поломки. По выражению одного французского терапевта, «Принятие любого лекарства — это риск отравления в собственных интересах».

    Я нагуглил ещё о тяжелых последствиях Кларитромицина и Бисептола, но никогда не испытывал нежелательных реакций от антибиотиков, а фторхинолон разрушил меня... Я понимаю: это звучит неубедительно, но изменения, которые я ощутил, разительны...

    Также я нагуглил, что лекарств, способных повредить психику, много. В основном это «сильные» лекарства. Противотуберкулёзные средства; «Роаккутан» — самое сильное средство от прыщей; лекарства против рака... Фторихнолоны тоже относят к сильным антибиотикам. Такие действия описаны в «побочных», чем ближе к началу – тем опасней. Исходя из механизма действия, опасны также болеутолители.

    Также я рекомендую сообщать врачам если у вас были проблемы с ЦНС, хоть это и не гарантия защиты.

    Если вы хотите помочь этому сайту - оставьте ссылку на него где-нибудь.

    Продолжение

    Оглавление

    Сообщить